Персоны Menu

Деннис Козловски

Permalink:

Бывший главный управляющий концерном Tyco

Национальный Интернет Архив - Уголовные Дела

Заключенный 05A4820

Деннис Козловски считался одним из лучших и высокооплачиваемых генеральных директоров Америки, а возглавляемую им Tyco International сравнивали с General Electric (GE). В 1999 г. Козловски получил $170 млн от компании, обосновав это тем, что увеличил ее стоимость на $37 млрд, пишет Forbes. И Козловски, и Tyco были живым воплощением американской мечты: один из паренька из бедной семьи стал мультимиллионером, вторая из экспериментальной компании превратилась в холдинг с многомиллиардными оборотами.

Но мечта разбилась в 2002 г.: Tyco оказалась на грани краха, а Козловски стал обвиняемым и в 2005 г. был признан виновным в ряде преступлений, в том числе хищений у компании $100 млн, и приговорен к 25 годам заключения с правом выйти через восемь лет и четыре месяца. Сейчас он готовится подать на условно-досрочное освобождение (УДО). Процедура рассмотрения начнется в апреле 2012 г., а выйти он сможет в августе. Он потерял почти все, что имел, но снова рвется в бизнес.
ВЗЛЕТ И КРАХ

Козловски родился 16 ноября 1946 г. в Ньюарке (штат Нью-Джерси). «Это одно из самых бедных мест в Америке», — говорил он телеканалу CBS. Козловски всегда мечтал вырваться оттуда, деньги для него были способом «жить с комфортом — не ограничивать себя, если хочешь что-то купить». Успех Tyco он объясняет тем, что нанимал похожих на себя людей — бедных, но умных и мечтающих разбогатеть.

Работать Козловски начал еще в школе. «Я играл на гитаре в ансамбле. Работал в аптеке. Мыл машины. В любой момент времени мне надо было делать две или три работы», — вспоминает он. Козловски окончил университет Сетон Холл (штат Нью-Джерси). В 1975 г. он пришел в Tyco бухгалтером на оклад в $28 000 в год. В то время она была небольшой промышленной компанией, основанной в 1960 г. Честолюбивый паренек быстро делал карьеру. В 1992 г. Козловски стал генеральным директором Tyco. За 10 лет его руководства размеры корпорации выросли в 12 раз, а ее годовая прибыль превысила $36 млрд. В результате многочисленных приобретений Козловски удалось создать конгломерат, работающий в самых различных областях: производство электронных средств связи, подводного волоконно-оптического кабеля, систем охранной сигнализации ADT, медицинского оборудования, трубопроводов и многого другого. Он обещал превратить Tyco в новую GE. Сейчас он утверждает, что вел с топ-менеджментом GE переговоры по слиянию.

Но после кризиса начала 2000-х дела у компании шли неважно. В 2002 г. компания была должна $27 млрд. Она не раз объявляла о снижении размеров прибыли, а в январе 2002 г. Козловски попытался оптимизировать бизнес, разделив его на четыре части. Но в апреле под давлением недовольных инвесторов отказался от этого плана. Тем временем аналитики засомневались, что компании удастся расплатиться с долгами. А заодно поставили под вопрос корректность ее финансовых отчетов: не был ли рост бизнеса скромнее, чем на бумаге?

В январе 2001 г. акции Tyco стоили $62. Во многом ей помогло то, что инвесторы перекладывались из бумаг интернет-компаний в более понятный производственный бизнес. В начале 2002 г. акции держались выше $55 за штуку. Но когда Козловски в июне ушел из компании, они стоили уже $20.

Правда, в отличие от Enron у Tyco были реальные активы, которые можно было продать. Так, компанию CIT, поглощенную в 2001 г., в июле 2002 . продали за $4,6 млрд. Правда, приобреталась она за $9,5 млрд. Tyco здравствует до сих пор (см. справку).
СУД

Козловски в первый раз привлек внимание властей тем, что в 1997 г. перевел головной офис Tyco на Бермуды и стал проводить часть операций через «дочку» в Люксембурге. В итоге Tyco снизила налоговую ставку в США до 20%, тогда как американские компании в среднем платят в два раза больше. В 2002 г., расследуя случаи, когда арт-галереи помогали своим покупателям уходить от налогов, власти обнаружили, что Козловски не заплатил около $1 млн налогов при покупке предметов искусства (с любой сделанной в Нью-Йорке покупки государство должно получать 8,5%). Сам Козловски утверждает, что знать не знал ни о налогах, ни о стоимости отдельных предметов обстановки. Он давал деньги профессионалам и ожидал, что они сделают все необходимое. Козловски даже возмущался, что ни агент, ни дизайнер (который, кстати, получал процент от стоимости заказа и был заинтересован потратить больше) не преследовались законом.

Узнав о выдвижении обвинений, Козловски ушел из компании. Или, по его версии, его ушли. Но это было только началом. Как опасались некоторые аналитики, после смены руководства внутреннее расследование выявило злоупотребления в компании. Подключились госструктуры, пришедшие к выводу, что с помощью мошеннических схем Козловски и его финансовый директор незаконно вывели со счетов Tyco и присвоили около $170 млн, а еще $430 млн получили благодаря мошенничеству с акциями компании на фондовом рынке. В деле фигурировали и другие эпизоды. Например, взятый Козловски у Tyco и невозвращенный кредит на $6 млрд. Или подозрения в давлении на руководство Merrill Lynch с целью отставки аналитика Дженни Террил, которая выставляла по акциям Tyco рекомендацию «держать», и подкупе пришедшего ей на смену аналитика Пу Янга.

Козловски видит в действиях прежних коллег ясную цель. В 2001 г. было объявлено, что до 2008 г. он может рассчитывать на крупную компенсацию, а потом — на щедрую пенсию. Но после всей этой истории компания получила право не платить ему ни цента, объяснял Козловски.
ЗАНАВЕСКА ЗА $6000

Вынося приговор, присяжные и судьи, конечно, руководствовались не чувствами, а законами. Но вряд ли на их отношение к подсудимому могло не повлиять то, что на деньги фирмы Козловски заказал ледяную копию микеланджеловского Давида, из которой лилась водка, а среди заказанных за счет фирмы аксессуаров для его манхэттенской квартиры были занавеска для душа ценой $6000 и подставка для зонтиков за $15 000. Его обвиняли и в том, что из потраченных $2 млн на празднование 40-летия его второй жены Карен Tyco оплатила половину. Дональд Трамп назвал его поведение «безвкусным». «Безвкусным? Так его называет не кто иной, как Дональд Трамп? — парировал Козловски. — Ух ты! Уж ему-то, конечно, виднее».

Tyco до сих пор пытается отсудить деньги, которых лишилась из-за Козловски. В прошлом году ей удалось добиться решения о возвращении $505,8 млн компенсаций и бонусов, полученных Козловски с сентября 1995 г., пишет WSJ. Во время работы в Tyco Козловски приобрел дома в Нью-Гемпшире, Флориде и на острове Натукет, квартиру на Пятой авеню Нью-Йорка, два самолета и гоночную яхту Endeavor. Он продал все, кроме дома во Флориде, чтобы выплатить после суда Tyco $90 млн возмещения убытков и $70-миллионный штраф штату Нью-Йорк.

Козловски утверждал, что он «жертва своего времени»: люди были разъярены потерями во время кризиса и требовали крови. «Я абсолютно невиновен в том, что мне приписывают. Не было преступных намерений. Ничего не пряталось. Документы не уничтожались. Никто не просил никого молчать. Вся информация обвинения была получена из бумаг и финансовых отчетов компании, — говорил Козловски в 2007 г. телеканалу CBS. — Просто на скамье подсудимых сидел парень, зарабатывающий $100 млн в год, и я думаю, что у жюри так и просилось на язык: «Такая куча денег? Он точно делал что-то противозаконное».

Сам Козловски во всем винит увлечение сделками M&A: «Мы развивались слишком быстро». У Козловски и раньше была кличка Дэннис-по-сделке-в-месяц. А в 2002 г. внезапно выяснилось: за три года компания потратила $8 млрд на 700 поглощений, но о части из них «забыла» объявить и даже согласовать с советом директоров.

Другой своей ошибкой он видит наем недостаточно опытных сотрудников. «Нехватка документации» стала причиной того, что его обвинили в получении незаконных компенсаций, утверждает Козловски: «Нам нужен был кто-то, кто ввел бы нас в рамки дисциплины и сказал, что все эти вещи нужно лучше документировать». Действительно, хотя на суде Козловски утверждал, что компания и совет директоров знали и одобряли все его траты, он не смог представить документы в свое оправдание.

Третьей ошибкой Козловски считает то, что слишком много работал, посвящая все время ключевым вопросам и не беспокоясь о мелочах вроде документов.
ПРИГОВОР

В июне 2005 г. суд признал Козловски виновным по 22 из 23 обвинений, в том числе в незаконном получении $81 млн бонусов, незаконной выплате $20-миллионного вознаграждения одному из директоров Tyco, неуплате налогов с приобретения почти на $15 млн произведений искусства, преступном сговоре и мошенничестве с ценными бумагами. Обвинение называло его «символом клептократического менеджмента» и живописало, как генеральный и финансовый директора Tyco Деннис Козловски и Марк Швартц «тащили деньги [из компании], как пьяные матросы с корабля». Козловски приговорили к 25 годам с правом претендовать на УДО через восемь лет и четыре месяца. Для сравнения: гендиректор WorldCom Бернар Эбберс получил 25 лет, президент Enron Джеффри Скиллинг — 24 года и четыре месяца, 80-летний основатель и руководитель обанкротившейся телекоммуникационной корпорации Adelphia Джон Ригас — 15 лет.

Козловски надеялся, что в тюрьме он будет только ночевать, а днем его будут расконвоировать и отправлять на работу в Access Technologies Group — небольшую компанию в Нью-Канаане (штат Коннектикут), которая среди прочего проводит тренинги по поиску работы для бывших заключенных. Но ему четыре раза отказывали в этой просьбе, хотя осужденному за те же преступления Швартцу в конце сентября этого года разрешили. Это явно злит Козловски.

Козловски считает, что наказан слишком строго. «Мой срок не отличается от сроков людей, разваливших Enron и WorldCom, — говорит он. — Но [эти компании исчезли], а инвесторы неплохо живут за счет активов, которые были собраны командой менеджеров под моим руководством». На это представители гособвинения парируют, что длинные сроки берегут деньги инвесторов: топ-менеджеры семь раз подумают, прежде чем решиться на обман.
ТЮРЬМА

Если бы Козловски признал свою вину, условия его содержания были бы куда мягче. А так, констатировали журналисты телеканала CBS, посетившие его в январе 2008 г., Козловски попал в отделение для особо охраняемых преступников, где сидело всего 13 человек. Их общение ограничивалось тюремщиками. Да у Козловски и не возникло особого желания заводить друзей: многие заключенные обвиняются в сексуальных преступлениях против детей.

Камера Козловски — размером 8 на 10 футов (около 2,4 на 3 м). Ее обстановка — железная полка с матрасом, раковина, туалет. Свет горит постоянно, что сильно мешает спать. Подъем в тюрьме — в 6.00. К 6.30 Козловски должен быть на работе. В тюрьме бывший гендиректор вырос от разносчика еды и уборщика санузлов до работника прачечной. В день он зарабатывает 80 центов, которые записываются на его счет (заключенным запрещено касаться денег). «Здесь нет оплаты по результатам», — шутит он. В 7 утра — завтрак, «холодная каша или горячая каша. Последняя несъедобна», говорит Козловски. В 7.05 пора обратно в прачечную. В 10.30 — пятиминутный перерыв на ланч. «Все, что касается еды, ужасно. Это какая-то загадка», — жалуется Козловски, добавляя, что блюда загадочным образом мгновенно остывают, попав на стол. За годы заключения Козловски похудел на 25 фунтов (около 11 кг). В январе 2007 г. он был госпитализирован из-за проблем с сердцем.

С 12.00 до 13.00 он заперт в своей камере. С 13.00 до 14.30 преподает другим заключенным курс средней школы. В 15.00 приходит почта. В 16.00 — ужин, с которым надо справиться за пять минут. Еда — больная для Козловски тема. Во время интервью CBS он впервые улыбнулся, только когда принесли заказанный журналистами обед, а самым большим потрясением для него стала возможность самостоятельно выбрать блюда в меню.

После обеда Козловски возвращается в камеру. В 18.00 — вечерний отдых, можно посмотреть телевизор, написать письма и т. д. Он может прогуливаться каждый день в небольшом зарешеченном дворе, но редко этим пользуется: его раздражает дым сигарет других заключенных. В 20.00 — отбой. «Я узнал, насколько мало мне на самом деле нужно для жизни», — говорит Козловски.

Выйдя из тюрьмы, Козловски рассчитывает открыть производственную компанию, в которой будут работать в основном бывшие заключенные и ветераны войны. Он рассказывает, что уже связывался с рядом бывших коллег по Tyco и другими инвесторами, чтобы договориться о финансировании бизнеса. Что же он собирается производить? «Недорогие занавески для ванны», — саркастически отвечает Козловски.
Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/career/news/1401564/zaklyuchennyj



Комментариев нет:

Отправить комментарий